До VII съезда

До VII съезда Коммунистической партии Китая, когда возникал вопрос о том, кто рекомендовал меня к вступлению в партию, я называл особый комитет уездов Наньсянь, Хуажун и Аньсян, в последние же несколько лет — товарища Дуань Дэчана. В обоих случаях я был не вполне точен. Почему я только после VII съезда стал упоминать имя Дуань Дэчана как давшего мне рекомендацию? В период работы VII съезда товарищ Жэнь Виши руководил работой по подготовке «Решения по некоторым вопросам истории нашей партии». Я также принимал в ней участие. В ходе работы мы проанализировали и биографию Дуань Дэчана. Жэнь Виши дал тогда Дуаню исчерпывающую характеристику, оценив его как несгибаемого революционера. Услышав это, я был очень тронут. Желая почтить память Дуань Дэчана, а также стремясь у него учиться, я с тех пор на вопрос о том, кто дал мне рекомендацию в партию, всегда отвечал: Дуань Дэчан.

Кто же на самом деле рекомендовал меня? Ответ следует искать в словах Чжан Куана: «Товарищ Дуань Дэчан дал тебе рекомендацию для вступления в коммунистическую партию. Кроме того, тебя коллективно рекомендовали товарищи из особого комитета».

В конце апреля 1952 года, вернувшись из Кореи в Пекин, я был помещен в госпиталь, где мне удалили опухоль. Выписавшись, я поселился в правительственной резиденции Юнфутан. В то время меня попросили подготовить краткую автобиографию в форме ответов на вопросы. Мне объяснили, что с аналогичной просьбой ко всем членам Политбюро ЦК КПК обратился ЦК КПСС. Наши автобиографии предназначались для энциклопедии. Я не мог тогда точно вспомнить дату своего вступления в партию и, исходя из того, что лучше указать более поздний срок, проставил «апрель 1928 года». С тех пор я предпочитаю указывать эту дату.