Дома Катя

Дома Катя рассказала мне, что бумагу можно купить во многих китайских лавочках, но понемногу. Правда, один китаец обещал достать любое количество.

Я спросил у Кати, сколько стоят сигареты, но она не знала.

Утром я пошел в лавку к китайцу и сказал, сколько бумаги мне нужно. Попросив двадцать пять процентов задатка, он обещал дня через три достать бумагу. Я поинтересовался, какую скидку он мне сделает, учитывая, что я покупатель оптовый. Китаец заявил, что ни о какой скидке не может быть и речи, напротив, достать ему такое количество бумаги будет нелегко и потому я должен ему еще немного приплатить.

Китаец врал, в этом не было сомнений, но делать нечего, я дал тысячу рублей задатка^ сказав, что через три дня зайду за бумагой.

Я сразу же решил сбыть китайцу свои сигареты, но оказалось, что они сигаретами вообще не торгуют. И я пошел на разведку в другие лавочки. Всюду меня ждало разочарование: сигареты можно было купить по шестьдесят копеек за пачку. Когда же я спросил, сколько будет стоить целый блок, китаец сказал, что цена такая же, но, немного подумав, сбавил цену с тридцати до двадцати пяти за блок. Короче говоря, это была та же самая цена, по которой я купил сигареты в Удинске.

Я обошел все лавочки, но цена на сигареты везде была одинаковой. В одной лавочке я спросил, по какой цене лавочник купит у меня несколько блоков. Сначала он вообще ничего не хотел брать, а потом предложил десять рублей. С трудом мне удалось сбыть ему десять блоков по пятнадцать рублей.

Оставшиеся тридцать блоков два дня пролежали у меня дома, а потом я кое-как продал их по пятнадцать рублей.

Хорошо, что мне удалось продать сигареты, хотя я же и остался в убытке. Оставить бы блока два-три, но такой роскоши я не мог себе позволить.

Китаец сдержал слово: через три дня я мог получить у него четыре тысячи печатных листов бумаги по рубль двадцать пять. Я пробовал торговаться, но китаец был неумолим. Положение у меня было безвыходное, пришлось согласиться на такую цену.

Все это означало, что я должен был уплатить тысячу четыреста рублей. Я отдал шестьсот рублей, вырученные за продажу сигарет, и еще девятьсот рублей пришлось просить у Кати. Настроение мое было испорчено, я ругал себя на чем свет стоит.

Добавить комментарий