Которые были расквартированы

Которые были расквартированы в уезде Наньсянь, на товарищеские обеды но случаю моего вступления в новую должность. После этого я отправился во 2-й батальон, находившийся в местечке Саньсяньху, где оставался четыре-пять дней. Помимо товарищеских обедов в каждой из рот я устроил еще в этом батальоне банкет, на который пригласил всех офицеров. Этот банкет был необходим для того, чтобы провести определенную работу в войсках 2-го батальона, а также чтобы продлить время нашего пребывания в Саньсяньху: Чжан Жуншэну для выполнения его миссии требовалось время. В тот раз Чжан подыскал во 2-м батальоне двух подходящих людей, которые могли стать членами солдатского комитета. Первый был младшим сержантом, командиром отделения одной из рот. В прошлом он, как и Чжан Жуншэн, был портным. Второй из этих двоих служил вестовым при штабе батальона.

Находясь в Саньсяньху, я собрал все данные о судах, которые заходили в Чаншу, Юэчжоу, Чандэ, Шаши и Ичан: номера рейсов, водоизмещение и время швартовки. Это должно было пригодиться на случай чрезвычайных обстоятельств. Мои войска могли бы тогда быстро продвинуться в район междуречья Юаньцзяна и Цзыцзяна.

Церемоция моего вступления в партию была проведена в последней декаде 1-го месяца или в начале 2-го месяца по лунному календарю. Сейчас я не в состоянии точно вспомнить, когда именно. Если в последней декаде 1-го месяца 17-го года Республики, то, следовательно, по общепринятому летосчислению, вероятнее всего, примерно 15 февраля 1928 года. А если в начале 2-го месяца, то, по-видимому, в последней декаде февраля. Если же в начале добавочного 2-го месяца в високосный год, то в первой декаде марта.

В тот день вечером при вступлении в партию я произнес клятву. Церемония была торжественной. На стене висели портреты Маркса и Энгельса, нарисованные Дэн Пином, а также полотнище с надписью: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь и боритесь за коммунистическое общество!» От особого комитета присутствовал Чжан Куан. Он сидел напротив меня. По сторонам от него сидели Дэн Пин и Чжан Жуншэн. Больше никого не было. Чжан Куан зачитал текст клятвы вступающего в партию, а затем сделал краткое сообщение.