Мы вели нашу работу

Мы вели нашу работу нелегально, и тем не менее она способствовала патриотическому воспитанию солдат 1-го батальона. В настоящее время солдатские комитеты также перешли на нелегальное положение. Раньше все офицеры и солдаты были членами комитетов. Теперь комитеты объявлены распущенными. Мы провели новую, тайную регистрацию, и сейчас в комитетах насчитывается около 60 человек. Все они из 1-го батальона, а также из роты особого назначения и пулеметной роты, непосредственно приданных штабу полка. Финансовый же комитет пока действует открыто. В деле воспитания солдат мы используем не только устав солдатских комитетов, но и лозунг о служении рабочим и крестьянам, который по-прежнему регулярно скандируем.

В то же время в 3-м батальоне нет ни одного члена солдатского комитета, а во 2-м — только двое сочувствующих. В армии, организованной на принципах строжайшей дисциплины, совсем непросто сблизиться с солдатами. Мы планировали организовать в нашем полку учебную роту в целях налаживания работы среди солдат 2-го и 3-го батальонов, но Чжоу Пань решил учредить дивизионную школу в составе одного учебного батальона, и мы сразу же отказались от своих прежних намерений. К настоящему времени мы отобрали 30 человек — это командиры отделений и рядовые первого класса, все они члены подпольных солдатских комитетов. Мы собираемся направить их в эту школу для развертывания подпольной работы среди простых военнослужащих.

Мы с Хуан Гунлюэ беседовали более четырех часов. В то утро он написал и подарил мне стихотворение, в котором выражал надежду, что черные тучи не смогут затмить яркого солнца, сияющего над нашими знаменами.

В ответ я набросал несколько строк, протянул ему.

Когда он прочитал их, я сказал:

— Главная моя мысль заключается в том, что нам необходимо терпеливо бороться за выигрыш времени. Если мы не выиграем время, Чжоу Пань неминуемо прибегнет к расправам, и мы понесем потери.

Затем Гунлюэ поинтересовался, что я прочитал за последнее время.

—- Три книги, — ответил я. — «Азбуку коммунизма» Бухарина, «Популярное изложение «Капитала» Ли Цзи и «Речные заводи», — ответил я.