Мы выяснили

— Мы выяснили, что 2-й батальон, расквартированный в Сыцуне, входит в состав твоего полка. Солдаты этого батальона, во-первых, не проводят операций по «очищению» деревень, во-вторых, не терроризируют население и, в-третьих, уходя на учения, оставляют на земле завернутые в бумагу патроны. Вот потому-то уездный комитет и послал меня разузнать, что у вас здесь происходит в конце концов. Предлогом моего визита к тебе должно было послужить желание повидаться со старым приятелем.

Я поинтересовался, какую работу Мао выполняет в уездном комитете партии. Он ответил, что является связным.

— Отправляйся обратно, — сказал я и попросил Чжан Жуншэна вывести его за городские ворота, предупредив, что Мао надо проводить до Сыцуня.

— В уездном комитете я, по-видимому, буду завтра днем, — заметил Мао.

— После Сыцуня будь особенно осторожным, — добавил я.

~ Я не весь текст скопировал, — произнес Мао, — но переписал довольно много и таким образом, что посторонние ничего не поймут в моих записях. Если же меня арестуют и будут пытать, я никого не выдам. Можешь не волноваться.

— Хуанцзиньдун был атакован войсками 3-го полка. Это у нас самая реакционная часть, — сказал я в заключение. — Уездный комитет партии должен проводить свои операции не слишком близко от 2-го батальона, не ближе, чем на расстоянии 15 ли от Сыцуня. В батальоне разные люди. Батальон, конечно, примет участие в «очищении» деревень, но не будет продвигаться дальше, чем па 10 ли от Сыцуня. Не будет также грабить и арестовывать людей. А если встретится с партизанским отрядом, сразу же отойдет.

Ниже я даю политическую характеристику некоторых офицеров 5-й отдельной дивизии.

Командир 3-го полка Лю Цзижэнь — наиболее реакционная фигура.

Командир 2-го полка Чжан Чао — типичный центрист. Будучи более или менее начитанным человеком, часто заходил ко мне побеседовать о текущих событиях. Он понимал, что окончательная победа будет за коммунистической партией. После событий «21 мая», когда революция находилась на спаде.