На еду хватит

На еду хватит, и то хорошо.

— В таком случае пусть вначале попробует поработать писарем.

Мой собеседник не возражал.

Я поинтересовался, где сейчас находится этот человек. Чжан Жуншэн ответил мне, что Дэн Пин живет где-то далеко от нашего месторасположения, в комнате, которую делит с приятелем.

— Вы с ним посоветуйтесь, — предложил я, — и если он не против, то завтра же может переехать ко мне и жить в соседней комнате. А всем скажете, что он мой приятель.

Удовлетворенный результатом нашей беседы, специальный уполномоченный спросил, не состою ли я в коммунистической партии.

— Нет, — сказал я. — Некому рекомендовать меня.

— Нам известны и ваши слова, и ваши дела, — заявил он. — Например, такие, как конвоирование крупнейшего помещика-тирана из местечка Мэйтяньху, которого все звали Живым Яньваном, по улицам этого городка и окрестным дамбам; участие солдат гарнизона, расквартированного в Цзюдушане, в театрализованных представлениях, осуждающих сельских мироедов; скандирование при построении лозунга о служении рабочим и крестьянам; борьба против комитета по «очищению» деревень и против репрессий в отношении революционной молодежи. Все это — ваша наилучшая рекомендация, и нужен ли еще кто-нибудь, чтобы дать вам рекомендацию?

Этот разговор, кажется, имел место вскоре после нашего возвращения в Наньсянь из Синьчжоу, а в декабре Дэн Пин прибыл в штаб 1-го батальона. Об этом можно узнать у Цзэн Сишэна так как Дэн Пин прибыл ко мне вместе с ним. В Сикоу они столкнулись с патрулем противника и рассеяли его.