началось непонятное

И тогда началось непонятное. Начали вооружать всех и посылать на фронт. На площади Свободы против румын установили и пушки. Комиссар Фронтотдела заявил, что румынам объявлена война. Сила из наших рук выпала, нам не на что опереться, и связь с нашими частями порвана». Для того, чтобы, как выразился Инкулец, «создать связь», он, Ерхан и Пынтя приказали «всем молдавским частям выйти на фронт под начальством главнокомандующего молдавской армией полковника Попа…». Объявив впоследствии это распоряжение «крупной ошибкой», председатель Сфатул Цэрий оправдывался: «Приказ был издан потому, что солдаты были страшно возбуждены против офицеров, так как последние не вышли на позицию с ними, и в гневе они уже назначили день для самосуда над офицерами».

Г. Пынтя по этому поводу писал: «Атмосфера становилась невыносимой. Солдаты были преисполнены решимости убить офицеров, подозреваемых ими в предательстве. Под угрозой находились не только существование Сфатул Цэрий, но и жизнь депутатов и офицеров…» Далее он сообщал, что участники состоявшегося 7(20) января 1918 г. у него на квартире и продолжавшегося до 4 часов утра совещания командиров молдавских воинских частей и некоторых других офицеров пришли к выводу, что спасение состоит в том, чтобы «вывести из большевистской атмосферы города солдат», «во что бы то ни стало желавших воевать с румынами», потому что те «приходят с целью отнять у нас землю и свободу».

По словам Г. Пынти, «по предложению полковника Худолея, у которого была карта с указанием пути движения румынской армии, совещание решило направить наши (молдавские — И.Л.) войска в противоположном направлении, то есть туда, где румынская армия, не проходила». Так, с удовлетворением заключает Г. Пынтя, удалось вывести молдавские части из бурлящего города.

Но больше всего гнев народных масс был направлен против Сфатул Цэрий, который обвиняли в предательстве. В. Прахницкий с горечью констатировал: «Больно то, что сами крестьяне идут против нас. Это чудовищно. Меня хотели арестовать молдаване. Они не говорят, что буржуи и помещики продают народ, а говорят, что это делает Сфатул Цэрий».