Обстановка

— Обстановка, по всей видимости, стабилизируется, — продолжал он. — При отступлении из Аньхуэя корпус Хэ Цзяня понес большие потери, и теперь его войска нуждаются в перегруппировке.. Мы должны воспользоваться этим для надлежащего обучения наших частей. Сражение за Синьчжоу ясно показало, что положиться можно только на небольшое число людей. 1-й полк заметно отличается от других. Твои бумаги уже пришли в Наньсянь, — повторил он, — и, как только ты вернешься к себе, официально вступай в должность. Се Дэции не в состоянии командовать батальоном. Как ты смотришь на то, что я переведу его в таможенное бюро, а на его место назначу Чэнь Пэнфэя?

Я выразил свое согласие.

Из Аньсяна Чжоу пароходом вернулся в Чаншу. Се Дэцин покинул 2-й батальон, а начальник штаба полка Лю был переведен в штаб дивизии. Эти два человека придерживались крайне реакционных взглядов, и я невольно удивился их перемещению, хотя втайне порадовался этому.

Встретившись с Чжоу Панем в Аньсяне, я возвратился в Наньсянь примерно 10 декабря. Бумаги о назначении уже ожидали меня, и больше нельзя было тянуть. Я не устраивал никакой церемонии по случаю вступления в должность и лишь присутствовал на обедах, которые были даны в мою честь во всех батальонах и ротах.

После событий «21 мая» белый террор в Хунани необычайно усилился. Феодальная реакция повсеместно организовывала корпуса и комитеты по «очищению» деревень, а также отряды помещичьей самообороны, которые своевольно и без разбору расправлялись с рабочими, крестьянами и студентами. Уезд Наньсянь в этом смысле не составлял исключения. Часть революционно настроенных солдат 1-го полка, однако, упорно продолжала вести пропагандистскую работу, призывая к свержению сельских мироедов, а также продажных чиновников. Солдаты выступали с театрализованными представлениями на эту тему.