Офицеры столичной контрразведки

Офицеры столичной контрразведки продемонстрировали на сей раз великолепные дипломатические способности, однако за их хитро сформулированными вопросами скрывались более опасные ловушки, чем те, которые они расставляли мне до этого. Мне пришлось взять себя в руки, сосредоточив все свое внимание на том, чтобы в ходе этой так называемой светской беседы, во время которой подавались и кофе и коньяк, не оказаться задушенным кольцом любопытных вопросов, как беззащитный кролик — кольцами удава.

Этот допрос оказался для меня тяжелым, так, по крайней мере, мне самому тогда казалось, хотя моя голова работала четко, словно компьютер. Успокаивало только то, что я понимал — много вопросов у допрашивающих быть не могло. Неожиданно в кабинете зазвонил телефон. Оказалось, что начальник полиции изъявил желание лично познакомиться со мной.

Меня с такой поспешностью перевели в другой кабинет, что я даже опомниться не успел.

В кабинете у начальника полиции, куда я вошел, ужо сидел Эрнст Гут, который как ни в чем не бывало пил с ним пиво. Почти по-дружески они и меня пригласили отведать великолепного австрийского пива. За четверть часа, что я провел там, мне не было задано ни одного вопроса.

«Но почему меня ни о чем не спросили? К добру ли это? И что, собственно, за всем этим кроется?» Эти вопросы теснились у меня в голове, но ответа на них я не находил.

Мне все стало ясно, когда пришло время распрощаться и я вышел из кабинета за плащом и портфелем. Я сразу же обратил внимание на то, что портфель мой лежал не на том месте, где я его оставил. Вывод напрашивался один — в мое отсутствие портфель тщательно обследовали.

Это был довольно примитивный прием, который австрийские контрразведчики, видимо, позаимствовали у своих американских коллег. Было более чем глупо попасться на такой простой крючок. Я понимал, что моих противников в первую очередь интересует моя реакция. Отреагирую ли я на этот шаг как профессионал? Да и вообще замечу ли я это? Или, быть может, и словом не обмолвлюсь? А если стану протестовать, то каким именно образом?