Он говорил

Он говорил еще о необходимости уделять внимание конспирации, подчеркнув, что создать партийное ядро в армии совсем непросто. Для этого надо, взяв за исходную базу 1-й батальон, постепенно распространять работу на весь полк и даже на всю дивизию. Когда созреют условия, партийная организация в армии сыграет важную роль. Он сказал и о том, что коммунистическая партия будет всегда стремиться к революции.

— Есть, однако, люди, — добавил он, — которые идеализируют каждого коммуниста. Это также не соответствует действительности. Так что, если увидишь в партии отдельные недостатки, не разочаровывайся.

Дуань дал мне две. книги. В одной содержалось популярное изложение «Капитала», в другой разъяснялась пролетарская философия. С его стороны не было сделано пи единого намека на то, что он дал мне рекомендацию в партию.

После его слов я почувствовал прилив сил, и ощущение одиночества, преследовавшее меня все время после событий «21 мая», исчезло. Я понял, что, установив связь с коммунистической партией, по существу вошел в контакт с народными массами, то есть обрел нечто вроде точки опоры. Не раз я вспоминал потом этот паш разговор. И до сих пор часто мысленно возвращаюсь к нему.

Как-то раз в сумерки Чжан Жуншэн привел ко мне одного молодого человека. Представившись как специальный уполномоченный по уезду Наньсянь (имени его я не запомнил), он сообщил, что хочет рекомендовать ко мне на работу некоего Дэн Пина

— Это безработный молодой человек лет двадцати двух, прекрасно образованный, знаток каллиграфии и художник. Можете ли вы найти ему место у себя? — поинтересовался он.