Он научил меня

Он научил меня пользоваться кодом, показав, как путем дополнений и вычитаний видоизменять номера. Я протянул ему 10 юаней на телеграфные расходы, но он взял всего пять, объяснив, что за военные телеграммы берут в два раза дешевле, и пяти юаней будет вполне достаточно. Чэнь состоял в союзе спасения бедняков. Это был тихий, красивый юноша, всегда стремившийся к знаниям. Все называли его «нефритовой девушкой». Вестовым он был переведен из 1-й роты после гибели Юань Чжи: Чжоу Пань очень доверял ему, так как они были родом из одной деревни.

Утром 18 июля в сопровождении Чжан Жуншэна, бывшего командиром взвода вестовых, и нескольких ординарцев я прискакал в Сыцунь, во 2-й батальон. Командир подразделения Чэнь Пэнфэй построил своих людей, и я выступил перед ними, рассказав о реакционных действиях администрации Пинцзяна. Я сообщил, что в городе в массовом порядке убивают студентов, рабочих, крестьян, но те, кого ведут на расстрел, держатся геройски. Я также сказал о том, что если в этих местах партизаны будут вести какие-либо действия, то по ним стрелять не следует, а надо убеждать их уйти обратно, ведь мы не собираемся с ними конфликтовать. Они не бандиты, говорил я, а члены крестьянских отрядов самообороны, они делают революцию, и рано или поздно мы тоже пойдем этим путем.

В нескольких десятков метров поодаль от меня стояла группа горожан и крестьян, внимательно слушая мою речь.

После выступления я отправился в штаб к Чэнь Пэн-фэю, намереваясь пообедать. В это самое время из Чанши приехал родственник командира батальона Чэня, который сообщил, что за день до того в Чанше произошел провал коммунистической организации. Среди документов обнаружен пропуск, выписанный лично начальником дивизионной школы Хуан Гунлюэ. Руку Хуана опознал Чжоу Пань.

Услышав это, мы с Чэнь Пэнфэем потеряли аппетит.

Когда родственник Чэнь Пэнфэя ушел отдыхать в соседнюю комнату, Чэнь с волнением обратился ко мне:

— Мы с Гунлюэ — соученики по офицерским курсам. Найдите возможность спасти его, ведь вы командир полка.