Первая глава

Первая глава содержит учение о терминах. Здесь прежде всего выясняется, что термины могут обозначать вещи трояким образом. Во-первых, термины указывают на вещи, как сказано в тексте, «путем прилепления», т. е. путем наименования предмета с помощью как бы приклеивания ярлыка к соответствующей вещи; так, термин «дом» может служить для наименования данного конкретного строения. Во-вторых, один и тот же термин может обозначать различные объекты: например, термином «человек» можно именовать как отдельное лицо, так и род людской. Наконец, общий термин может обозначать вещь, которая могла бы быть поименована и более узким термином. Например, термином «субстанция» можно обозначить быка, который, однако, может быть назван с помощью более узкого по объему термина — «животное».

Термины разделяются также на простые и составные. Простой термин неделим. Так, например, когда мы говорим «осёл», то пользуемся термином с определенными смыслом и объемом. Если же взять его части: «ос» и «ёл», то они в отдельности не имеют ни объема, ни смысла. Можно делить термины па единичные и общие. Единичный термин не характеризует множества. Например, «этот вот конь», «этот вот человек»- Общий же термин связан с некоторым множеством. Если бы в миро существовали в точности одна лошадь или же один человек, то даже и в этом случае слова «лошадь» и «человек» ассоциировались с соответствующими множествами, правда потенциально, а не актуально. Специально указывается на термины, обозначающие действие, а также на термины, которые, с грамматической точки зрения, являются именами существительными.

Все слова о вещах делятся на пять видов: имена сипонимные, полинимные, гетеропимные, омонимные и на: ронимные. К синонимным относятся такие слова, как «животное» и «человек». Под первым может разуметься и конь, и вол; под вторым — и Иаков, и Исаак. Мы видим, что в «Логике Авиасафа» синонимы понимаются в строго аристотелевском смысле, отличном от современной трактовки.