С удовольствием

С удовольствием прочитал, конечно, всякий русский статью, помещенную в фельетоне № 189 «С.-Петербургских ведомостей», о славном и незабвенном дне 26 августа 1812 года. И кому из соотечественников недоступно чувство той справедливой, благородной гордости, которая, по прошествии 35 лет, волнует еще сердце при каждом воспоминании, при каждом слове о Бородинском бое?

Тем более не может быть равнодушным тот, кого судьба сделала очевидцем и участником боя на родной земле. Состоя в малом числе людей 1812 года, для которых подобные воспоминания назвать можно истинно приятным подарком, я позволю себе, однако же, сказать несколько слов о некоторых подробностях, относящихся до генерала Багратиона.

26-го числа я стоял с орудиями на третьем флеше от леса, перед деревнею Семеновской. Орудия эти принадлежали к артиллерийской роте №2-го полковника Богославского. На рассвете первое русское ядро полетело с нашей батареи, и выстрел этот сделан был мною. Резко раздался на заре гул выстрела по лесу и подал вестовой знак. Все смолкло, но не прошло и нескольких минут, как длинная цепь французских орудий, поставленных впереди деревни Шевардино, загрохотала в свою очередь и осыпала нас ядрами со всех сторон. Колонны движущихся неприятельских штыков засверкали перед лесом, и вскоре страшный бой загорелся на этой точке, где через несколько часов должно было пасть столько русских героев.
Как артиллерист, которого прямая обязанность состояла в обороне вверенного ему укрепления, я заботился единственно о скором заряжании и направлении орудий против французских полков, которые то отважно кидались на реданты, то обходили их с боков. Не берусь передать в подробности все происходившие около нас движения войск, и едва ли хоть один из боевых товарищей моих, который только горячо.