Уезды Наньсянь

Уезды Наньсянь, Хуажун и Аньсян расположены в богатой и густонаселенной местности, которая, правда, изрезана реками и каналами. Если возникнут чрезвычайные события, мы окажемся в затруднительном положении.

Мы служили вместе с Чжоу Панем в течение 10 лет и все это время постоянно опирались друг на друга. В нравственном отношении у нас нет ничего общего. Связь такого рода не может служить основой длительного сотрудничества, и то, что он покрывал меня перед Хэ Цзянем, также свидетельствует о его желании использовать меня, обязав быть ему благодарным. Вопрос состоит в том, мирно мы разойдемся с ним или нет. Если бы я вступил в коммунистическую партию, то он воспринял бы это как событие, которое не несет ему ничего, кроме большого вреда. И, решив так, он сразу уничтожил бы меня точно таким образом, каким Лy Дипин расправился с Юань Чжи. При случае он неминуемо пошел бы на злодеяние. По сравнению с Юань Чжи он более честолюбив и менее талантлив. Мне надо осторожно использовать его слабости для того, чтобы выиграть время.

Обо всем этом я, пребывая в сомнениях, много раз беседовал и советовался с Ли Цанем, Ли Ли и Чжан Жун-шэном.

В конце года, когда мы, преследуя остатки гуйчжоуской армии, вступили в Цзиныпи, я обследовал территорию Западного Хубэя и обнаружил, что на стыке границ провинций Хубэй, Хунань, Сычуань и Гуйчжоу высятся огромные горы. Это могло пригодиться на случай развертывания боевых действий в будущем.

Еще до того, как я вступил в должность, Чжоу Пань снова вызвал меня в Аньсян и в общих чертах ознакомил с обстановкой в Чанше. Дело заключалось в том, что Хэ Цзянь давно уже находился в сговоре с Чан Кайши, а теперь вот в группировке Тан Шэнчжи произошел раскол.

— Ты еще не перебрался в штаб полка? — спросил Чжоу.

— У меня каждый день занят служебными делами, — ответил я.

— Бумаги о твоем назначении за подписью Лу Дипина уже поступили в штаб дивизии, в Наньсянь. Больше нельзя откладывать твое вступление в должность.