В 1920 году

В 1920 году во время таких же волнений по случаю задержки жалованья войска со всей провинции двинулись на Чаншу. Они слушались только солдатских представителей, а приказы начальства оставляли без внимания.

— Да, да, — произнес Чжоу (в то время он был командиром роты и очень боялся за свою жизнь).— Ты поговори с солдатскими представителями. Скажи им, что в штабе дивизии сейчас всего 10 тысяч юаней.

— Это не решит проблемы. А солдатские представители уже стоят на улице и ждут ответа. Я перезвоню вам через некоторое время.

Солдатские представители слышали этот разговор.

— Что будем делать? — обратился я к ним.

В ответ Чжан Жуншэн громким голосом оповестил солдатских представителей:

— Сообщите солдатам в своих подразделениях о позиции командира полка. Вечером же подайте петицию в штаб дивизии.

— Хорошо! — согласились те.

Я вновь позвонил Чжоу Паню, сообщил, что солдатские представители собираются идти к нему, и посоветовал временно занять 100 тысяч юаней в уездах Наньсянь, Хуажун и Аньсян. Я предложил отдать в залог право на сбор соляного и рыбного налогов, а также таможенные пошлины на товары.

— Не пройдет и двух месяцев, как мы рассчитаемся,— убеждал я командира дивизии. — Деньги можно занять у торговых палат: 50 тысяч юаней — у наньсяньской, 30 тысяч — у аньсянской и 20 тысяч — у хуажунской. Штаб дивизии может этим не заниматься, каждый полк сам будет вести переговоры с какой-либо торговой палатой. В итоге мы сможем выплатить жалованье за январь этого года, дав каждому солдату по три юаня. Требуется еще достать примерно 20 с лишним тысяч юаней, чтобы вернуть те деньги, которые не были выплачены в течение двух месяцев в прошлом году. Ну а то, сколько выплатить офицерам, должны определить в самом штабе дивизии. 1-му полку хватит около 30 тысяч юаней, а все, что останется, передадим в штаб дивизии. Если вы не возражаете, то я сразу же отправлюсь в торговую палату Наньсяня.

Чжоу Пань согласился.