вмешался Папский

Да, — вмешался Папский. — Человек, достойный уважения без головы на плечах. Но, несомненно, достойный уважения.

— Ну, ну, — саркастически продолжил Шахт. — Как человек он, возможно, и достоин уважения, а вот как мужчина — нет!

Геринг разыгрывал из себя персону номер один на этой скамье подсудимых.

— Я ведь уже говорил суду, что у него действительно не было никаких командных полномочий, но, наверное, нелишне будет и ему самому это повторить. Однако этому бедняге почти нечего сказать. И могу сказать, что почти понимаю, почему он может ляпнуть что-нибудь вроде: «Почему здесь нет Гитлера — он бы ответил на все вопросы?» Да и вообще, многие здесь — люди случайные. О Фриче я вообще до этого ничего не слышал. К чему было тащить сюда этого малютку Функа? Он же только выполнял мои приказы. Не сидеть здесь и Кальтснбруннсру, останься в живых Гиммлер.

— Но вы-то, надеюсь, на своем месте? — решил уточнить я.

— Разумеется, я бы счёл за оскорбление, если бы меня обошли вниманием.