Хуап Гунлюэ

Говорил ли этим лицам Хуап Гунлюэ о том, что я вступил в партию по его рекомендации? Я не могу судить: Хуан Гунлюэ давно уже пал смертью храбрых. Но я совершенно определенно знаю, что Пань Синьюань никогда не встречался с Хуан Гунлюэ. В феврале — марте 1930 года некоторые части 5-го корпуса Красной армии вместе с приданными частями проходили переподготовку в районе, расположенном на границе уездов Юнсинь и Аньфу. Целью ее являлась организация наступления на города. В то время еще не закончилась война между Чан Кайши и гуаньсийскими милитаристами.

В этих условиях мы рассчитывали овладеть Аньфу и всеми другими городами в долине реки Юанынуй и, уничтожив помещичьи вооруженные формирования, объединить пограничные районы Хунань, Цзянси и Хунань, Хубэй, Цзянси. Пань Синьюань был препровожден в штаб 5-го корпуса партийными связными из городов Наньчана и Цзианя и оставался у нас примерно в течение недели. За три или четыре месяца до того Хуан Гунлюэ, бывший ранее заместителем командира 5-го корпуса, был перемещен на место командира 6-го корпуса, впоследствии ставшего 3-м корпусом. Таким образом, становится очевидно, что Пань не мог встретиться с Хуаном. В последующее время Пань Синьюань не приезжал в Центральный советский район. Говорю совершенно твердо: я не верю этим «историческим» документам, еще меньше доверия вызывают у меня свидетельства некоторых товарищей. Ведь на самом деле я видел мало иероглифов из тех писем, о которых упомянул выше, так что никоим образом не могу судить, о чем эти письма.

В «спецгруппе по расследованию» мне неоднократно внушали, что подследственный «может лишь признавать вину, а не выгораживать себя». Ответственные лица в «спецгруппе» показывали мне лишь несколько иероглифов, закрывая, ладонями остальной текст. Еще раз утверждаю: когда я вступил в партию, товарищ Хуан Гунлюэ еще не вернулся в уезд Наньсянь провинции Хунань.