Я очень обрадовался

Я очень обрадовался и поблагодарил особый комитет за оказанное мне доверие. Затем я спросил, где находится Дуань Дэчан. Чжан ответил, что во время восстания в районе Шаши он получил легкий ожог и сейчас уже вернулся в Наньсянь. Ранение товарища Дуань Дэчана взволновало меня, и в присутствии Чжан Жуншэна, который в тот раз был у меня, я спросил, не следует ли Дуаню под фамилией Чжан перебраться в дом Ли Цаня.

— В этом случае, — объяснил я, — мой полковой военврач сможет оказать ему медицинскую помощь.

Чжан Жуншэн заметил, что мы вернемся к этому вопросу после его обсуждения с другими товарищами.

Спустя еще несколько дней, по-видимому уже в конце октября, Чжан Жуншэн сообщил мне о том, что Дуань Дэчан перебрался к Ли Цаню. Я сказал Чжан Жуншэну, чтобы он вечером зашел за мной — мы вместе отправимся навестить Дуаня.

С наступлением сумерек он явился ко мне, и мы пошли.

Чжан остался караулить на улице, я же начал расспрашивать Дуаня о его самочувствии. Он ответил, что ожог был легким, что теперь все в порядке, и кратко проинформировал меня о текущем моменте.

То, что он рассказал, приободрило меня. Смысл его слов в общих чертах сводился к следующему. Революция потерпела поражение. Правый оппортунизм Чэнь Дусю обанкротился, а восстания «осеннего урожая» обернулись авантюризмом. Сейчас революционная волна спала. Но коммунистическую партию и революционный народ нельзя уничтожить. Они извлекли большой опыт и будут работать еще лучше.